Веселая семейка Леон

Веселая семейка Леон

В день, когда Мария Леон поднялась на сцену кинофестиваля в Сан-Себастьяне, чтобы получить приз за лучшую женскую роль в фильме «Спящий голос», она все никак не могла поверить в реальность происходящего. «Львица Мария», как она сама назвала себя в твиттере, сумела совместить, казалось бы, несовместимое – она звезда самого популярного комедийного сериала на испанском телевидении и одновременно героиня альтернативного социального кино. Похожая история произошла с ее родным братом Пако: после десяти лет съемок в главной роли в мегапопулярном комедийном сериале «Аида» он переродился в самобытного режиссера с новаторским подходом не только к кастингу, но и к продюсированию своих лент – они продаются в интернете, их показывают бесплатно в кино, и при этом они продолжают приносить своим создателям дивиденды, доказывая, что мы имеем дело с по-настоящему хорошим кино.

Беседовали Франсиско Аседо и Юлия Симоненко

Фильмы «Кармина или лопни» и «Кармина и аминь» объединили на съемочной площадке не только Пако и Марию Леон, но и их мать Кармину, исполнившую главную роль в обоих картинах. Журнал «МЕСТО ВСТРЕЧИ» встретился с сестрой и братом Леон в Малаге, чтобы узнать подробнее о закулисье дилогии и о планах самого звездного на сегодняшний день тандема Испании.

paco leon

ПАКО ЛЕОН

Когда вы только начали работать над проектом, главную роль в котором играет ваша собственная мать, вам не было страшно, что ничего не получится? Это ведь личная история, а она не профессиональная актриса.

– Сначала было трудно отделаться от этой мысли. Для меня сложнее всего было даже не придумать проект и написать сценарий, а уговорить маму участвовать в фильме. Она долго думала, но в итоге согласилась. Уверен, если бы она отказалась, я бы оставил эту затею.

Каким был бюджет первой части «Кармины»?

– Я никогда не говорю о деньгах – не люблю я этого. Помню, было очень страшно: мы понятия не имели, что из этого выйдет. В подобных ситуациях на кону стоит твоя репутация, особенно сейчас, во время кризиса, ведь бюджет дают под твое честное имя. У нас были деньги на две недели съемок, так что пришлось сделать все очень быстро.

– Но к началу съемок второго фильма «Кармина и аминь» вы располагали уже более серьезными средствами или опять снимали на две фотокамеры?

– В этот раз техническая сторона была мощнее, поскольку мы изначально знали, что фильм будет показываться в кинотеатрах, а это требует более серьезной техники. Плюс к этому мы уже точно знали, чего хотим. Первая часть была чистым экспериментом, сделанным практически вслепую, но на огромном энтузиазме, и, к нашему счастью, получилось все отлично. Вторая часть была уже хорошо продумана.

Знаю, что ваша мать Кармина поразила вас своей невероятной актерской игрой, иногда даже чрезмерно достоверной…

– У моей матери есть одно потрясающее качество, одно из самых важных в актерской профессии: она научилась полностью растворяться в желаниях режиссера. В первой части мы притирались друг к другу, а вот во второй она слушалась меня гораздо больше, чем я мог от нее ожидать. И это при том, что во второй части у нее было гораздо больше текста и больше актерской работы. И она справилась, да что там справилась – она гениальна на экране!

А вообще, какое ощущение испытываешь, когда указываешь собственной матери, что ей делать?

– Это весьма любопытный опыт, но у нас не самая обычная семья по испанским меркам. Моя мать далеко не так авторитарна, как может показаться со стороны. Но, конечно, мне хотелось хоть немного ею поруководить, хотя бы в кино.

«Кармина или лопни» длился чуть больше часа – это уже не короткометражка, но еще не полный метр. Почему такой странный формат: слишком много материала для короткого метра или не хватило денег на большое кино?

– Как я уже сказал, первый фильм был чистым экспериментом, и я даже не пытался подогнать его под обычный формат. Я специально оставил кое-что за кадром, хотя сам не знал, какое у фильма будет продолжение.

О первой части «Кармины» многие говорили, что Пако Леону удалось проникнуть в саму суть андалусской души. Как вы думаете, в других частях Испании зрители способны понять подтекст этого фильма?

– Я всего лишь хотел сделать кино со своей матерью и рассказать о том, как мы живем дома в Севилье. Думаю, фильм нашел отклик в сердцах многих испанцев вне Андалусии, потому что и в других уголках страны у людей есть чувство юмора и смекалка, позволяющая выходить из тяжелых ситуаций.

Когда критики увидели первую часть «Кармины», многие не знали, что и сказать. Вам звонили с вопросами: «Что это было?!»

– Я знаю, что мой взгляд на вещи отличается от классического. Я считаю, что нужно уходить от привычных штампов, заезженных идей. Нет денег – значит, возьмем куражом, изобретательностью и страстью. Но я таким был всегда, не то чтобы Пако Леон изменился, как только сел в режиссерское кресло и стал руководить другими…

В феврале вы распрощались с «Аидой» после десяти лет на экране, но не успели вы уйти, как продюсерская компания продлила сериал еще на семь эпизодов. У вас не было сожалений по этому поводу?

– «Аида» останется со мной навсегда. В начале я долго сомневался, правильно ли поступил, согласившись на роль, но со временем она стала частью меня. Я невероятно благодарен этому сериалу за то, что он принес мне признание во всей Испании. Но эта часть моей жизни закончилась, больше никаких сожалений. На телевидении очень важно знать, когда поставить точку.

Не устали за столько лет от одной роли?

– От хорошей роли не устаешь. Луисма нравился публике, и в этом заслуга всех, кто работал над сериалом, – продюсеров, телеканала, актеров. Я теперь иду с Лиусмой рука об руку, и так будет всегда.

Пако Леон: «Быть режиссером труднее, чем актером, но я совершил этот прыжок без страховки, и в итоге все прошло отлично».

И все же, между комическим актером и режиссером альтернативного социального кино – огромная пропасть…

– Быть актером – значит иметь способность менять регистры. Люди поверили в меня, восприняли всерьез, несмотря на комедийное прошлое. По крайней мере, мне так кажется… Быть режиссером труднее, чем актером, но я совершил этот прыжок без страховки, и в итоге все прошло отлично.

Думаете продолжать этот путь?

– Со временем будет видно. Я доволен двумя снятыми фильмами, но решил взять паузу, чтобы осмыслить этот опыт. И пока другие проекты ждут меня.

Какие?

– Я суеверен и не люблю рассказывать заранее, но помимо продюсерской рутины с «Карминой и аминь» есть кое-какие актерские работы в кино и на телевидении. Со временем узнаете.

– Год назад вы преодолели рубеж в миллион подписчиков в твиттере и весьма нетривиально это отметили. Вывесили свое фото в стиле ню, причем не в застенчивой манере Скарлетт Йоханнсон, а анфас в полный рост. Социальные сети так важны, чтобы скармливать им остатки приватности? Вы отдавали себе отчет в том, что эти фото теперь, возможно, всегда будут всплывать в поисковиках первыми по запросу «Пако Леон»?

– Сегодня интернет – это мощнейший инструмент. Лучшее доказательство тому – моя ставка на распространение первой части «Кармины» в сети. Присутствие в социальных сетях важно, потому что приближает тебя к людям, для которых ты работаешь. Что касается фото нагишом – я человек без предрассудков, меня не пугает, что кто-то увидит мой член.

Без чего вы не представляете своей жизни?

– Без юмора. Мне просто необходимо смеяться, особенно над самим собой. Это помогает справляться со стрессом в большом городе, где все куда-то все время бегут.

maria-leon

МАРИЯ ЛЕОН

Вы с детства мечтали об актерской карьере или это был неожиданный поворот судьбы?

– Меня всегда манила сцена, но после того как Пако стал актером, эта профессия начала привлекать меня еще больше. И дальше одно за другим: актерская школа, телевидение, кино… Но, честно говоря, я сама никогда не верила, что из этого может получиться что-то серьезное. Я часто об этом думаю, и все время хочется себя ущипнуть. Правда, это не отменяет того факта, что моих амбиций хватит еще на много проектов.

И если бы не актерство, чему бы вы себя посвятили?

– Чему-то, связанному с искусством, может быть, стала бы танцовщицей. Безумно люблю танцевать, просто обожаю.

– Работать с родственниками: сниматься у брата-режиссера в фильме, где ваша мать играет главную роль, – это мечта актрисы или кошмар?

– Это ужасно весело, потому что мама делает то, что ей взбредет в голову, нарушая все шаблоны. Секундный технический перерыв, и она тут же начинает травить байки, дурачиться. Тогда Пако приходится делать серьезное режиссерское лицо и призывать маму к порядку. А мама смеется в ответ. Она совершенно потрясающая, честно.

Не слишком трудно работать над фильмом, где так причудливо смешались правда и вымысел?

– Когда мой брат впервые рассказал мне о своей идее, я не отнеслась к ней серьезно – у Пако в голове вечно масса проектов, и я решила, что это просто еще один… Но брат настаивал и настаивал, я поняла, что он не шутит и уступила его напору. Мне нравится в «Кармине» то, что обе части одновременно и связаны друг с другом, и независимы – даже тот, кто не видел первого фильма, без труда понимает специфику этой веселой семейки.

Каково соотношение жесткого следования сценарию и импровизации в «Кармине»?

– Зная моего брата, можно догадаться, что какие-то вещи меняются прямо на площадке, но это всегда согласуется со съемочной группой. В первой части «Кармины» мама много спорила о своих репликах с Пако. Иногда ей удавалось настоять на своем, иногда нет. Во второй части споров уже не было, она работала очень профессионально.

Как в «Кармине», так и в «Спящем голосе» (полнометражном фильме, принесшем Марии «Серебряную раковину» в Сан-Себастьяне и высшую испанскую кинонаграду – «Гойю». – Прим. МВ) вы играете роль андалуски. Часто ли режиссеры требуют от вас проявления стереотипных черт андалусского характера – простоватости, грубоватости и фонтанирующего юмора?

– Я родилась и выросла в Андалусии, в Севилье, но я не считаю, что от этого я хуже других. Люди везде страдают, только относятся к этому по-разному. С тех пор, как я стала жить в Мадриде, я ни разу не сталкивалась с неуважением или отношением к нам как к клоунам. Стереотипы потихоньку уходят из мира кино и театра.

Мария Леон: «Я люблю телевидение не только как актриса, но и как зритель».

– В комедийном сериале «Гол как сокол» вы блистаете в роли Сандры. Что скажете об этом опыте?

– Это очень приятный для меня опыт – я люблю телевидение не только как актриса, но и как зритель. Часто смотрю телевизор и могу сказать, что мне не стыдно за испанский телепродукт. Когда я впервые получила телевизионную роль, мне казалось, что это круто, вершина мира, но сейчас-то я уже понимаю, что это была лишь разминка перед большим экраном. Слава богу, работу на телевидении и в кино прекрасно можно совмещать.

Зрителям кажется, что актеры сериала очень близки, настолько захватывает эта атмосфера взаимовыручки в кемпинге. Это только иллюзия или все так и есть?

– На съемочной площадке все как в жизни: с кем-то у тебя отношения лучше, с кем-то хуже. Но в этом сериале действительно многое иначе – мы больше друзья, чем коллеги. Обстановка на площадке потрясающая, мы отлично проводим время. И это делает конечный продукт более интересным для зрителя, энергетика передается через экран.

Если прямо сейчас вам дали бы миллион евро, на что бы вы его потратили?

– Ох, сложный вопрос. Я очень люблю покупать одежду, но такой огромной суммы хватит и на многое другое… Наверное, организовала бы продюсерскую компанию с друзьями и создавала бы рабочие места в кино и на телевидении. И путешествовала бы много. Впрочем, я предпочитаю жить настоящим, а не витать в облаках.

Как севильянка, что вы думаете о корриде?

– Я люблю корриду, и моя мама тоже. Мы с ней часто ходим на бои быков, но при этом я уважаю мнение людей, которые выступают против корриды.

Существует ли такой тип сценария, который вы отвергли бы сразу, даже не читая?

– Я всегда читаю сценарии и потом уже принимаю решение. Но всегда отказываю, когда сценарий выходит за рамки того, что я считаю достойным человека и актрисы.

Вы помните тот момент, когда впервые осознали, что вы красивы? С детства, наверное, привыкли использовать свои женские чары?

– Я далеко не так красива, как многие иностранные актрисы. У меня яркая внешность, это да, в детстве я была очень хорошенькой. Но моя сексуальная жизнь гораздо скромнее, чем многие думают. (Смеется.) В мире кино слишком много сплетен.

(2014 г.)

Леон – интервью в журнале