Легендарная «БЛОШКА»: от патефонов до матрешек под ритмы пасодобля

Есть в каждой столице мира, наряду со всемирно известными достопримечательностями – архитектурой, парками и музеями – свои неформальные прелести. Париж не был бы Парижем не только без Эйфелевой башни, но и без маргинальных уголков Монмартра. Берлин сложно представить как без Рейхстага, так и без андеграундного района Кройцберг. В Мадриде такой достопримечательностью является Растро – легендарный и крупнейший в Европе блошиный рынок, на котором каждое воскресенье на протяжении вот уже нескольких веков встречаются торговцы, жители, гости города, а также карманники, цыгане и прочий самый разный контингент. Быть в Мадриде и не зайти на Растро – настоящее преступление для путешественника, впервые попавшего в испанскую столицу.

Любой каприз – за ваши деньги

Если ранним воскресным утром выйти из метро Tirso de Molina и оглядеться по сторонам, направление к рынку подскажут текущие по тротуарам многочисленные вереницы людей. Посещение знаменитого Растро привлекает не только любопытных туристов, но на протяжении всей своей истории остается доброй традицией самих мадридцев, которые регулярно приходят сюда целыми фамильными династиями. Рынок приютился в центре города, в старом мадридском райончике La Latina. Первоначально он умещался на старинной площади Cascorro, но за несколько веков расползся по прилегающим к ней улица и переулкам.


Как только в поле зрения появятся первые лавочки и до того, как вы нырнете в местный колорит, завсегдатаи Растро настоятельно рекомендуют крепко взяться за руки, либо установить любой другого рода осязаемый контакт со своими спутниками. В противном случае шанс найти друга вам предоставится уже после закрытия рынка. Глаза разбегаются: кругом пестрые прилавки, вывески, объявления, постеры и афиши, харизматичные продавцы и зазывалы самых разных национальностей, все это под аккомпанемент кричащей из разных уголков национальной музыки и странных, почти забытых для слуха вибраций – результата труда самых настоящих шарманщиков, которые, кажется, остались только здесь.
– Беру кадило, и нужны еще пять вот таких клаксонов! – отчаянно пытается перекричать страстный пасодобль пожилой, но явно разбирающийся клиент.
– К следующей неделе сделаем! – бойко отвечает владелец лавочки. Где он возьмет партию автомобильных клаксонов образца 50-х годов прошлого века – «секрет фирмы», но найдет обязательно, таков закон Растро – любой каприз за ваши деньги, что красноречиво доказывает ассортимент продаваемых здесь вещей.
Сказать, что разнообразие товаров поражает воображение – не сказать ничего. Вместе с одеждой всех фасонов и размеров, национальными костюмами, веерами, кастаньетами и бижутерией висят персидские ковры, здесь же кальяны, индийские благовония, статуэтки Будды и качественная поделка линии часов Porsche. Вместе с кухонными девайсами соседствуют виниловое собрание The Beatles, киноафиши, фурнитура, и наборы ключей, которые уже не откроют ни один замок. «5 зажигалок за 1 евро!» – цепляется взгляд, тут же перебиваемый другим выгодным предложением «3 пары сережек за 10 евро!». Подчас попадаются и вовсе нелепые вещи: кислородный баллон, аккордеон без клавиш, битые зеркала, куклы без рук и ног, ролики без пары и даже первая бутылка Mahou, чудом оставшаяся не выпитой.
– Раритет! Ждет своего часа с 40-50-х. Но пробовать содержимое я бы уже не решился, – отшучивается владелец любопытного сокровища.

Торг уместен!

Наряду с ассортиментом XXI века на улочках Растро продают антиквариат. Вот немецкие механические весы родом из 30-х годов прошлого века. Цена вопроса – 50 европейских тугриков. Тут же старинная керосиновая лампа за 20 евро. Канделябры, чугунный утюг с вычурной ручкой, патефоны и каким-то странным образом здесь оказавшаяся отечественная матрешка – «матрушка» в испанской версии.
К торговым рядам под открытым небом примыкают антикварные лавки – настоящие музеи: здесь можно найти старинную печатную технику, монеты, первые фотокамеры, безразмерные счетные машины начала прошлого века и первый синтезатор, за который просят всего 75 евро. К слову, местные цены здесь – понятие относительное, ведь закон любого рынка – торг. И Растро в этом смысле – не исключение. За легендарный фотоаппарат Kiev с объективом «Юпитер» за 100 евро, рассказывают очевидцы, можно смело просить 50% скидки.
Чтобы начать разбираться во всем этом хаосе, новичку на Растро придется пройти курс ориентирования на местности, заключающийся в еженедельном посещении рынка, минимальной продолжительностью два месяца. Однако логика в расположении прилавков все-таки есть. Так, на улице San Cayetano – в народе улица Художников – продают всевозможную утварь, связанную с изобразительным искусством: краски, палитры, пюпитры и репродукции картин известных художников. Интересуетесь букинистикой или коллекционируете литературу на разных языках мира – вам на улицы Carnero и Carlos Arniches, по пути за журналами, эстампами и гравюрами можно заскочить в переулок Rodas и площадь General Vara del Rey. Улица Fray Ceferino González специализируется на предметах для ухода за домашними питомцами. Наконец, Ronda de Toledo – настоящий рай для любителей музыки и кинематографа.

Кровавая история

Растро – не просто огромный, хаотично организованный базар, это своего рода памятник европейской культуры со своим неповторимым испанским колоритом. Традицию барахолок дала миру именно Европа: Париж, Берлин, Будапешт, Вена – каждая из европейских столиц может похвастаться собственной «толкучкой», а то и не одной: в столице Германии их несколько десятков. Однако именно мадридский Растро считается одним из древнейших и самым крупным блошиным рынком. Он известен аж с XVII века, о почтенном возрасте рынка свидетельствует само название, которое все это время не менялось. Когда-то на берегах реки Мансанарес – как раз недалеко от сегодняшней «блошки» – находились кожевенные заводы. В силу несовершенства средневековых технологий туши убитых животных из бойни на заводы тащили прямо по главной рыночной улице Ribera de Curtidores, которые оставляли за собой кровавый след – rastro. Впрочем, по другой, менее кровавой версии, название rastro, которое также можно перевести как «заброшенный» или «внешний», означало то, что рынок был стихийным и находился вне юрисдикции городских властей.

Сегодня самым эмблематичным местом Растро с точки зрения истории остается площадь Cascorro, где стоит памятник национальному герою, мадридскому солдату Элою Гонсало, который в 1897 году во время последней Кубинской войны поджег деревню Каскорро. Несмотря на то, что официально площадь пытались несколько раз переименовать, например, в Plaza de Nicolás Salmerón, для горожан она своего названия не изменила. В сердцах мадридцев она так и осталась напоминанием о бравых страницах истории, а смотрящий с высоты своего постамента солдат – символом Растро. В руках Гонсало держит какой-то неопознанный ящик, вид при этом у солдата очень довольный – он будто бы демонстрирует кишащим вокруг толпам свою удачную покупку и словно приглашает вас тоже пройтись по торговым павильонам этого удивительного места.

Екатерина Слаута

Leave a Reply